При ФГБУ НИИ Глазных Болезней РАМН

Чудо прозрения. Публикация в газете

Признаюсь, я не была исключением и оттягивала визит к окулисту, сколько могла. Однажды, правда, выбралась. Пожаловалась, что правым глазом вижу хуже. «Глаз - это парный орган, - поучительно сказали мне. - Изображение видимого предмета создается одновременно двумя глазами». И дошло до того, что это самое изображение стало получаться только с помощью одного глаза. Другой отличал лишь яркий свет от темноты. Катаракта!

Слово, прямо скажем, пугающее, каркающее. Хотя по-гречески означает всего лишь водопад, и повсеместно массы воды, падающие с высоты, так и называют. На самом деле никакой жидкости в глазу не появляется - мутнеет хрусталик. В причины вдаваться не будем, потому что у каждого они свои: возрастные изменения организма, неблагоприятные условия окружающей среды, в том числе тепловые и радиационные излучения. Могут быть врожденные особенности, сахарный диабет, последствия травм. Как бы там ни было, но операции не избежать, ибо это единственный способ лечения - витаминными каплями, средствами народной медицины вернуть яркость восприятия всех красок мира пока никому не удавалось. Кстати, еще древние попытались бороться с этим недугом операционным способом - из древних рукописей Египта и Ассирии, дошедших до наших времен, известны описания таких процедур.

В рекомендованный Научно-практический центр восстановления зрения на улице Россолимо, 11-а, шла с грустью. Понятно, горло лечить или руку-ногу, желудок, а тут глаз, операция через совсем крохотное отверстие - зрачок. Невероятно.

Удивительная приветливость, участие самых первых сестер, врачей немного успокоили, приободрили. Ольга Цубина, она встречает у дверей центра каждого посетителя, доверительно рассказала о себе. Была большая близорукость, отягощенная астигматизмом, когда все выглядит в форме эллипса. Носила с цилиндрическими стеклами очень тяжелые очки. Конечно, они не красили, были неудобны. Это угнетало. Я смотрела на привлекательную, улыбчивую, стройную, вполне современную девушку, ее распахнутые большие глаза и не могла представить, что до проведенной здесь операции она была какой-то иной.

Все исследования вместе с оформлением документов заняли не более трех часов, хотя их проводят как сотрудники центра, так и института. Поразило, что никто ни разу не сказал: «А теперь вам нужно пройти в другой кабинет». Как эстафету передавали от одного врача к другому, лично сопровождая даже на другой этаж, когда это было нужно. И в очереди не пришлось сидеть ни минуты. Их здесь просто нет, до того все четко расписано. И все-таки сестра-администратор Настя Новичкова не преминула поинтересоваться: «Устали? Хотите чаю?»А сама операция продолжалась не более десяти минут. Дело в том, что институт глазных болезней РАМН первый в России начал проводить удаление катаракты самым совершенным методом - факоэмульсикацией.

За границей чуть ли не 80 процентов операций подобного рода давным-давно выполняется таким щадящим способом. Отрадно, что теперь и у нас нашлись энтузиасты внедрения прогрессивной технологии. При традиционном удалении хрусталика приходится делать разрез на роговице в 12 -15 миллиметров, непременно накладывать швы, затем через какое-то время их снимать. Четыре - пять месяцев занимает в этом случае период реабилитации. А тут закапали что-то - оказалось, столь незаметно обезболили место операции, попищал ультразвук, помелькали в глазу светло-голубые и золотистые прямоугольники при ощущении приятной прохлады и уже слышишь: «Операция окончена. У вас все хорошо».

Вот это класс!!!

Летящей походкой

Без боли, без крови, без травм, без осложнений - таковы кратко достоинства применяемой в центре методики. Но с гарантией, с удобством для пациента, с заботой о нем. Если вам позволяют материальные возможности, к Вашим услугам палаты повышенного комфорта. Одноместные и двухместные, где могут жить и ваши сопровождающие. Мягкие кресла для отдыха, телевизор со встроенным магнитофоном, телефон для связи с городом и медперсоналом, душевая кабина. Приготовленную по вашему заказу пищу на этаж доставляют на специальном лифте, и в уютной буфетной, пожалуйста, завтракайте, обедайте, ужинайте. Кофеварка, микроволновая печь, набор посуды тут же, под рукой.

Впрочем, пребывая в палате института, я, например, ничуть не огорчилась. Во-первых, здесь ни за что не нужно платить. А это для большинства больных главное. Ну и что, если телевизор в холле? Большое, хорошо проветренное помещение, много цветов. Уютны и палаты, тщательно прибранные. Кровати широкие с двумя матрасами и одеялами. Постельное белье не заношенное, как в иных больницах, и тщательно накрахмалено. Вполне приличное питание - некоторые дома подобного не имеют. На девятом этаже им обеспечивает пациентов Антонина Алексеевна Пер-шина. Добрая, приветливая, аккуратная. Без суеты, ворчаний, по-деловому. Полвека проработала по соседству на шелковом комбинате «Красная Роза». У станка и одновременно в профкоме. Она и здесь сочувствует и сострадает людям.

Выходить больного после операции исключительно важно. Стараются все. Готовящийся стать медбратом Саша Мачевариани - он еще учится в медучилище, но только здесь мечтает остаться работать после его окончания. Хлопотливые сестрички Света Куваева, Лена Рясина, Юля Щербакова. Капли. Уколы. Дефицита медицинских препаратов нет, всего достаточно.

Проникновенное внимание, точность действий врачей отметим особо. Почти все работают в институте не одно десятилетие. Моя лечащая врач Нелли Умяровна Ишниязова - восемнадцать пет. За плечами 1-й Медицинский, ординатура. Сейчас врач высшей категории. Надо ли что добавить? Но есть и начинающие практиковать.

Кто-то скажет, мол, это их работа, врачебный долг - лечить больного и чему тут восхищаться. Однако если бы все так исполняли свой долг, свою работу, тяжести большинства проблем мы бы не ощущали.С нескрываемым восторгом и восхищением спустя сутки с небольшим после операции мы с коллегой по несчастью Ирочкой Силиной разглядывали из окна палаты ажур Шуховской башни, усадьбу Толстого в Хамовниках, а вдали - золото куполов храма Христа Спасителя, строгие пинии высоток. Абсолютно все стало доступно нашему взгляду. Любой листочек на дереве. Воробей на крыше. Признались друг другу, что плечи вроде бы расправились, позвоночник выпрямился. Счастливо рассмеялись: «Летящей походкой пойдем дальше по жизни».

Знакомьтесь — доктор Юсеф

Пора представить читателю основное действующее лицо - заведующего отделением научного поиска новых методов лечения в офтальмологии, главного врача Научно-практического центра восстановления зрения доктора медицинских наук Юсефа Наима. Когда врачи поликлиники узнали, кто меня оперировал, воскликнули: “О, это светило!”

Он приехал в Москву восемнадцатилетним. Окончил 1-й Медицинский. Досрочно - ординатуру и аспирантуру. Защитил диссертацию. И... отправился в США набраться мирового опыта. Авторитетные врачи трех лучших американских клиник поверяли ему свои «секреты» врачевания глаз. Предоставив возможность оперировать, сразу убедились: перед ними незаурядный хирург. Там и освоил новую бесшовную методику операций. Потом стажировал в Италии. Шесть лет назад вместе с единомышленниками организовал центр на базе Государственного учреждения НИИ глазных болезней. Доктор Юсеф рассказывает:

- Этот институт один из крупнейших офтальмологических учреждений России и Европы, школа основоположника отечественной микрохирургии академика Михаила Михайловича Краснов. Сейчас руководит институтом член-корреспондент Академии естественных наук, профессор Сергей Эдуардович Аветисов, всемирно признанный и блестящий микрохирург. Сохраняя традиции российской офтальмологии, в то же время он активно внедряет самые современные достижения западной медицинской индустрии.Оборудованию, материалам которые есть у нас, нет аналогов в России. Скажем, лучшие в мире искусственные хрусталики, обладающие памятью формы.

Настоящая чудо-линза. Мы рассчитываем ее для каждого пациента индивидуально с помощью специальной компьютерной программы. Одновременно можем скорректировать и близорукость, и дальнозоркость. Контактируем напрямую с серьезными фирмами многих стран и любая новинка приходит к нам уже через 4-5 дней. Ведь чем выше уровень оборудования, прежде всего диагностического, тем меньше проблем у врача, у пациента, успешней конечный результат. Если даже ничего не беспокоит, аппарат может находить на самом начальном этапе возможные в дальнейшем опасные изменения. Скажем, значение зрительного нерва, сетчатки объяснять мало кому нужно: если что-то с этими тонкими структурами происходит - человек слепнет. Благодаря технологии преддиагностики мы распознаем отслоение сетчатки, когда вроде бы нет никаких признаков этого.Амбулаторно и стационарно можем лечить много заболеваний: глаукому, ее же в сочетании с катарактой, диабетические поражения органа зрения, бпизорукость высокой степени и прогрессирующую, заболевания сетчатки и сосудистых оболочек глаза, слезных путей, роговицы. Все - новейшими методами на уникальном оборудовании и специалистами, имеющими международный уровень квалификации. В институте можно также избавиться от очков и контактных линз с помощью эксимерлазера на самом современном оборудовании. Научными подразделениями НИИ руководят известные ученые, профессора В. Р. Мамиконян, Б. Н. Алексеев, А. А. Каспаров, В. Г. Белоглазов, Г. С. Полунин, А. В. Большунов, О. В. Груша, Г. А. Соколовский, В. Ф. Шмырева, А. А. Карамян, главный врач НИИ глазных болезней М.Н. Лебедева.

- Лично вы успешно оперируете - испытала на себе. Довелось слышать и оценку заведующей отделением института Эльвины Васильевны Фетисовой, сказавшей одному из ваших подопечных: «У вас был очень тяжелый и практически бесперспективный глаз, но доктор Юсеф прооперировал блестяще».

- Спасибо за эти слова. К нам действительно идут, когда уже некуда обратиться. Иногда приходится и переделывать чью-то работу, даже если ее выполняли, например, в Швейцарии, Заплатить большие деньги - это еще не все. Руки хирурга и как они слушают приказы мозга – вот главное. В момент операции буквально кожей чувствуешь нюансы.

- Какие из операций вам особенно памятны?

- Даже если малейший шанс есть, мы пробуем помочь человеку. Не забуду одного из героев-ликвидаторов Чернобыля. От него отказались все в Украине, Белоруссии. 48 лет. Один глаз погиб, с другим тоже нельзя было надеяться на успех. Получилось. Известного художника Бориса Ефимова на 103 году жизни привез к нам его внук Андрей. Не видел ничего и все клиники от него отказались. Я очень хотел, чтобы человек в таком почтенном возрасте вновь ощутил всю полноту радости жизни. Оперировал. Удачно. Он радовался, как ребенок: и к окну подойдет, и в коридор, и к девушкам, нашим медсестрам: “Ах, какие красивые”. После операции обрел зрение и композитор Тихон Хренников, только что отметивший 90-летие.

Но ведь есть врожденные катаракты у детей. Мы и таких берем. Разве такое забудешь? Меня в день по пятнадцать операций, иногда и восемнадцать. Ухожу уставший. На следующий день смотрю прооперированных больных - во мне масса энергии. Я вам честно говорю. Наша профессия дает радость и себе, и людям. Ведь зрение - это благополучие человека. Он может работать, творить чудеса. Он не ущербен, раскован, свободен. Без комплексов. Не зависит от родственников, помощников. Куда хочет идет, что хочет делает. Хотя глаз - это всего 80 граммов веса, но 85 процентов информации человек получает от этого поистине волшебного органа. Это каждый должен помнить и не быть дикарем, а контролировать свое здоровье у врачей. В Италии, Японии, даже в Китае каждые три месяца проводится обследование населения, но у нас люди годами не бывают у специалистов.

- Как удалось собрать такой замечательный коллектив? Совсем молодые и на удивление много знающие.

- Было нелегко. Главный критерий - человечность, подход к больному. Деньги можно заработать, но человеческий фактор не заменить ничем. Надо смотреть на пациента не как на клиента, а как на больного, которому надо помочь. И второе - профессионализм. Любая операция - это не успех хирурга, это успех коллектива. Опора у нас основательная, незаменимые врачи, знающие нашу тонкую область в совершенстве. Назову только нескольких. Наталия Юрьевна Школяренко, Екатерина Васильевна Резникова, Ольга Ильинична Гнатюк, Наталия Вадимовна Мутонен, Валентина Михайловна Оя, заведующие отделениями Нина Семеновна Касьянова и Юлия Владимировна Мазурова. Этим специалистам можем доверить любого больного.

 

Центр расширяется, ведь ежедневный прием больных - 50 - 80 человек: болезни глаз, к сожалению, поражают все больше. Скоро специалисты центра также будут оперировать в новом здании - оно построено на улице Лобачевского и скоро начнет функционировать. Уверена, и это не предел для набравшего популярность уникального центра.

Эльвира ШЛЯХТИНА.